О воздухах, водах и местностях

Труды, в которых отражены медицинские представления греков, объединены именем Гиппократа. По свидетельству античных историков, «книги, написанные Гиппократом, всем соприкасающимся с врачебной наукой известны и ценятся как глас бога, а не как исходящие из уст человеческих».

Большинство исследователей считают, что самые выдающиеся работы «Гиппократова сборника» принадлежат самому Гиппократу. Назовем некоторые из них:

1. «Афоризмы» (от греч. «aphorismos» — законченная мысль). В них собраны наставления по лечению болезней. Начинаются «Афоризмы» известными словами: «Жизнь коротка, путь искусства долог, удобный случай скоропреходящ, опыт обманчив, суждение трудно. Поэтому не только сам врач должен употреблять в дело все, что необходимо, но и больной, и окружающие, и все внешние обстоятельства должны способствовать врачу в его деятельности».

2. «Прогностика» (от греч. «prognosis» — предвидение, предсказание). В этом сочинении подробно описаны элементы, составляющие прогноз заболевания (наблюдение, осмотр и опрос больного), изложены основы наблюдения и лечения у постели больного.

3. «Эпидемии» (от греч. «epidemia» — повальная болезнь). Под словом «эпидемии» в древней Греции понимали не инфекционные, заразные заболевания, а такие, которые были широко распространены и особенно часто встречались в той или иной местности.

4. «О воздухах, водах и местностях». Это первое дошедшее до нас медицинское сочинение греков, в котором рассматриваются причины возникновения болезней в зависимости от конкретных свойств окружающей природы. Считалось, что место проживания человека (юг, восток, высокогорье, плодородная долина, болотистая местность и т.д.) определяют его характер и телосложение, а также склонность к определенным болезням.

В «Каноне внутреннем» («Хуанди нэйцзин», III в. до н.э) — одном из древнейших произведений китайской медицины, содержится глава, представляющая собой интересную параллель к сочинению «О воздухе, водах и местностях» из «Гиппократова сборника». В ней рассмотрено влияние естественных факторов — климатических условий, характера воды и пищи на здоровье и болезни людей. «Силы местностей», по мнению автора, определяют характер болезней. Так, например, для людей восточных областей Китая, основной пищей которых являются рыба и соль, характерной болезнью будут язвы, поскольку частое употребление соли вредит крови. Автор другого медицинского сочинения Древнего Китая рассуждает о влиянии воды на состояние здоровья жителей местности: «Там, где вода легкая, много людей с лишаем и злокачественными опухолями; там, где вода тяжелая, много людей с опухшими ногами и неспособных передвигаться; там, где вода сладкая, много стройных и красивых людей; там, где вода горчит, много людей с неизлечимыми язвами; там, где вода горькая, много уродливых и горбатых людей».

Согласно преданию, легендарный древнеиндийский врачДживака посоветовал своему пациенту сменить место жительства, чтобы избавиться от хронического заболевания. Эта перемена оказалась благотворной. Известный индийский врач Сушрута упоминал среди причин болезней не только «внутренние», но и «внешние» обстоятельства, в том числе — климат, свойства воды и воздуха.

«Гиппократов сборник» содержит сочинения по врачебной этике: «Клятва», «Закон», «О враче», «О благоприличном поведении» и «Наставления». Указывая прежде всего на то, что лечить следует не болезнь, а больного, они говорят о необходимости помнить главное: «прежде всего не вредить». Позже этот тезис получил широкое распространение в латинской медицинской литературе: «Primum поп посеге». Врачу должны быть свойственны «презрение к деньгам, совестливость, скромность. решительность, опрятность, изобилие мыслей, знание всего того, что полезно и необходимо для жизни, отвращение к пороку». Он должен делать свое дело «спокойно и умело, скрывая от больного многое в своих распоряжениях, приказывая с веселым и ясным взором то, что следует делать, и отвращая больного от его пожеланий с настойчивостью и строгостью».

Знаменитую «Клятву» до сих пор называют «Клятва Гиппократа». И сегодня в каждой стране существует «Клятва», которую приносят врачи после окончания обучения врачебному искусству. В Древней Греции она, с одной стороны, была гарантией высоких нравственных качеств врача, а с другой — обеспечивала содействие богов (Аполлона, Асклепия и его дочерей — Гигиеи и Панакеи) в случае необходимости наказания врача, нарушившего клятву:

«Клянусь Аполлоном врачом, Асклепием, Гигиеей и Панакеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать в его нуждах.

Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла. В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далёк от всего намеренного, несправедливого и пагубного.

Что бы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной. Мне, нерушимо выполняющему эту клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена; преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому».

Эту клятву принято называть именем Гиппократа не потому, что он был её автором (она переходила в устной форме от одного поколения к другому и в основных чертах была создана до Гиппократа), но в его честь. Гиппократ не был «отцом медицины», которая в течение тысячелетий существовала до него, но он был главой выдающейся врачебной школы, олицетворявшей лучшие достижения древнегреческой медицины классического периода.

Во многих странах Древнего Востока существовали священные тексты, которые предписывали врачам наличие высоких моральных качеств. В Древней Индии была врачебная проповедь, подобная греческой клятве Гиппократа. Учитель врачевания в медицинских школах Таксиля, Бенареса и других городов Индии произносил ее перед своими учениками на торжественной церемонии, посвященной окончанию семилетнего обучения. Эта проповедь приведена в трактате «Чарака-самхита»: «Вы должны всей душой стремиться к исцелению больного. Вы не должны предавать своих больных даже ценою собственной жизни. Вы не должны пьянствовать, не должны творить зло или иметь злых товарищей. Когда вы идете в дом больного, вы должны направить свои слова, мысли, разум и чувства ни к чему иному, как к своему больному и его лечению. Ни о чем из того, что происходит в доме больного человека, не следует говорить никому, кто, пользуясь полученными знаниями, мог бы навредить больному».

А вот документ XIIв., «Моление исцелителя», составленное знаменитым врачом и философом Моисеем Маймонидом: «Сделай так, чтобы душа твоя прониклась любовью к искусству. Сосредоточь свой ум у ложа больного, дабы припомнить все, чему научили тебя твой опыт и знание. Сделай, чтобы больные прониклись к тебе доверием, к тебе и к твоему искусству. Отгони от них шарлатанов, удали ненужных советчиков, которые думают, что они все знают. Обрети силу, волю и обстоятельства расширять свои знания. Искусство безгранично, но ум человеческий беспрестанно проникает в него все дальше и дальше.»

Парацельс, один из великих врачей XVI в., считал этику (лат. «Virtus») одной из основ медицины. В его время это звучало весьма актуально: врачи иногда принимали участие в казнях и пытках во время судов инквипаиш. •

АНТИЧНЫЕ ИСТОЧНИКИ

О ВОЗДУХЕ, ВОДАХ И МЕСТНОСТЯХ

20. Относительно [народов, живущих] направо от летнего восхода солнца [1] до озера Меотиды, составляющего границу Европы и Азии, можно сказать следующее. Эти народы в определенном отношении более отличаются друг от друга, чем те, о которых рассказано выше, по причине непостоянства климата и природных условий страны.
21. Я умолчу о тех народах, у которых отличия мало заметны, расскажу [только] о тех, которые [представляют] важные [особенности, происходящие] от природы или от обычаев. Прежде всего [скажу] о длинноголовых. Нет никакого другого народа, который имел бы подобную форму черепа. Первоначально важнейшею причиною удлиненной [формы] головы был обычай, а теперь и природа содействует обычаю, [происшедшему] от того, что они считают самыми благородными тех, у кого наиболее длинные головы. Обычай этот состоит в следующем: лишь только родится ребенок, пока еще [кости] его мягки, неотвердевшую его головку выправляют руками и принуждают расти в длину посредством бандажей и [других] подходящих приспособлений, вследствие которых сферическая форма головы портится, а длина ее увеличивается. Первоначально так делали по обычаю, так что такая форма придавалась голове насильственным способом; но с течением времени это вошло в природу, так что обычай уже не насиловал ее [2].
24. В Европе есть скифский народ, живущий вокруг озера Меотиды и отличающийся от других народов. Название его — савроматы. Их женщины ездят верхом, стреляют из луков и мечут дротики, [сидя] на конях, и сражаются с врагами, пока они в девушках; а замуж они не выходят, пока не убьют трех неприятелей, и поселяются на жительство с мужьями не прежде, чем совершат обычные жертвоприношения [3]. Та, которая выйдет замуж, перестает ездить верхом, пока не явится необходимость поголовно выступать в поход. У них нет правой груди, ибо еще в раннем их детстве матери их, раскалив приготовленный именно с этой целью медный инструмент, прикладывают его к правой груди и выжигают, так что она теряет способность расти, и вся сила и изобилие [соков] переходят в правое плечо и руку [4].
25. Относительно внешнего вида прочих скифов, именно сходства их между собою и несходства с другими народами, можно сказать то же, что и об египтянах, исключая то, что у вторых это обусловливается знойностью [климата], а у первых — холодом. Так называемая Скифская пустыня» [5] представляет собою равнину, изобилующую травою, но лишенную деревьев и умеренно орошенную: по ней текут большие реки, которые отводят воду с степей. Здесь-то и живут скифы; называются они кочевниками [6] потому, что у них нет домов, а живут они в кибитках, из которых наименьшие бывают четырехколесные, а другие — шестиколесные; они кругом закрыты войлоками и устроены подобно домам, одни с двумя, другие с тремя [отделениями]; они непроницаемы ни для воды, ни для света, ни для ветров. В эти повозки запрягают по две и по три пары безрогих волов: рога у них не растут от холода. В таких кибитках помещаются женщины, а мужчины ездят верхом на лошадях: за ними следуют их стада овец и коров и [табуны] лошадей. На одном месте они остаются столько времени, пока хватает травы для стад, а когда ее не [хватит], переходят в другую местность. Сами они едят вареное мясо, пьют кобылье молоко и едят «гиппаку» [это сыр из кобыльего молока] [7]. Таков образ жизни и обычаи скифов.
26. [Мы уже говорили] о климате [8] [Скифии] и о внешности [ее обитателей], — что скифское племя значительно отличается от прочих людей и похоже только само на себя, подобно египтянам; оно [также] весьма мало плодовито, в этой стране и животные водятся лишь очень немногие и небольшие. Это потому, что она лежит под самым севером и у подножия Рипейских гор, откуда дует северный ветер. Солнце приближается к ней только тогда, когда дойдет до летнего обхода, да и тогда греет [землю] короткое время и не сильно; ветры, дующие из теплых стран, проникают в эту страну лишь редко и с незначительной силой, а с севера, [напротив], постоянно дуют ветры холодные вследствие изобилия там снегов, льдов и вод: горы никогда не освобождаются от них и от этого необитаемы. Днем густой туман окутывает равнины, и в них живут [люди]; поэтому там вечная зима, а лето [продолжается лишь] несколько дней, также не очень [теплых]: дело в том, что равнины там возвышенны, обнажены, не увенчаны горами, а, [напротив], поднимаются по направлению к северу. Там и животные не бывают велики, так что могут прятаться в землю. [На их рост] вредно влияет [постоянная] зима и обнаженность страны, не представляющей поэтому никакой защиты от холода. Перемены погоды там не велики и не сильны: [она стоит почти] одинаково и мало изменяется. Поэтому-то [и обитатели страны] так похожи видом друг на друга: они всегда употребляют одну и ту же пищу, [носят] одну и ту же одежду летом и зимой, дышат сырым и густым воздухом, пьют снеговую и ледяную воду и не знают усталости: невозможно ведь закалять [в труде] ни тело, ни душу там, где [климатические] перемены не бывают значительны. Вследствие этих причин скифы отличаются толстым, мясистым, нечленистым, сырым и немускулистым телом; живот у них в нижней части отличается чрезвычайным изобилием влаги: ведь и невозможно, чтобы он был сух в стране, отличающейся такими природными свойствами и состоянием атмосферы. Благодаря тучности и отсутствию растительности на теле [обитатели] похожи друг на друга, мужчины на мужчин и женщины на женщин. Вследствие одинаковости температуры в разные времена года, при сгущении семенной жидкости не происходит никакой порчи и изменений, за исключением какого-нибудь насильственного случая или болезни.
27. Я представлю важное доказательство изобилия влаги [в их телах]: у большинства скифов, [именно] у всех кочевников, можно встретить прижигание плеч, рук, запястий, груди, бедер и лядвий; [они делают это] исключительно вследствие природного изобилия влаги [в теле] и его мягкости, так как [иначе] от сырости тела и слабости не могут ни натягивать луков, ни давать плечом толчок [при метании] дротика; а при прижигании излишек влаги высыхает в членах, и вследствие этого тело делается крепче, изобильнее питательными соками и членистее. Делаются же они сырыми и слабыми, во-первых, от того, что [в детстве] не пеленаются, подобно египтянам; [скифы] не имеют этого обычая из-за верховой езды, чтобы хорошо сидеть [на лошадях]; во-вторых, от сидячей жизни: [дети] мужского пола, пока не могут еще держаться на лошади, большую часть времени сидят в кибитках и мало ходят пешком вследствие [постоянных] перекочевок; женский же пол отличается удивительно сырою и слабою комплекцией.
28. [Все] скифское племя — рыжее, вследствие холодного климата, так как солнце не действует с достаточной силою, и белый цвет [как бы] выжигается от холода и переходит в рыжий. При таком физическом сложении народ не может отличаться плодовитостью: у мужчины не может быть значительного полового стремления вследствие сырости комплекции, мягкости и холодности живота, так как при таких условиях мужчина едва ли может отличаться сладострастием; сверх того, постоянные толчки при верховой езде производят в них половое бессилие. Таковы причины, действующие на мужчин, а у женщин — тучность и сырость тела, так как матка делается неспособною воспринимать семенную жидкость. Месячные очищения происходят у них не так, как следует, а лишь в небольшом количестве и через [большие] промежутки времени; устье матки закрывается жиром и не может воспринимать семени; [при этом] сами они не выносят трудов [9], отличаются тучностью, живот у них холоден и мягок. Вследствие таких-то причин скифское племя не плодовито. Важное доказательство [справедливости этих замечаний] представляют рабыни [10]; достаточно лишь одного сообщения с мужчиною, чтобы сделаться беременными; [это — прямое следствие] их трудовой жизни и сухости тела.
29. Сверх того между скифами встречается множество евнухов; они занимаются женскими работами и говорят по-женски; называются такие [мужчины] «энареями» [11]. Причину [такого явления] туземцы приписывают божеству [12] и [поэтому] чтут таких людей и поклоняются им, каждый боясь за себя. Мне кажется, что эта болезнь [настолько же] божественна, как и все остальные, что ни одна из них нисколько не божественнее и не человечнее другой, но все одинаковы и все божественны; каждое из таких [явлений] имеет свою естественную причину, и ни одно не происходит без таковых причин. Какими причинами, по моему мнению, обусловливается названная болезнь [скифов], я сейчас изложу. Верховая езда, при которой ноги постоянно висят по бокам лошади, производит у них опухоли; затем при сильном развитии этой болезни является растяжение бедер и хромота. Лечатся они [от этого] следующим образом: при первых признаках болезни разрезают с обеих сторон жилы позади ушей; когда прекратится кровотечение, [больные] от слабости впадают в дремоту и засыпают; затем пробуждаются одни здоровыми, другие — нет. Итак, мне кажется, что именно этот способ лечения вредно влияет на семенную жидкость: около ушей есть жилы, вследствие разрезыва-ния которых лица, испытавшие эту операцию, делаются неспособными к оплодотворению: я думаю, что именно эти жилы они и разрезают. Если после этой [операции], приходя к женщинам, они оказываются бессильными, то в первый раз не обращают на это внимания и не беспокоятся; но если при повторении попытки два, три и более раз она оказывается не более успешною, то они решают, что в чем-нибудь провинились пред божеством, которому приписывают [причину болезни, затем] надевают женское платье, [открыто] признавая этим свое бессилие, усваивают женские привычки и вместе с женщинами занимаются их работами.
30. Этой болезни подвержены скифские богачи [13], — не люди самого низкого происхождения, а [напротив], самые благородные и пользующиеся наибольшим могуществом [14]; причина ее заключается в верховой езде; бедные люди менее [страдают ею], так как не ездят верхом [15]. Между тем, так как, [по мнению скифов], эта болезнь более происходит от божества, чем другие, то следовало бы [ожидать], чтобы она поражала не только самых благородных и богатых скифов, а всех одинаково или даже преимущественно бедняков, — если правда то, что богам приятно чествование и благоговение людей и они вознаграждают их за это. Ведь естественно, что люди богатые приносят богам много жертв и даров от своего избытка и чествуют их, тогда как бедняки жертвуют менее, [отчасти] по неимению [средств], а отчасти из-за неудовольствия на то, что боги не дают им богатства: стало быть, наказания за такие прегрешения скорее [должны были бы] постигать неимущих, чем богатых. Но, как я уже сказал и раньше, эта болезнь столько же происходит от божества, сколько и другие: каждая имеет свою естественную причину. И эта болезнь происходит у скифов от той причины, которую я объяснил. То же самое бывает и у остальных людей: где очень много и часто ездят верхом, там очень многие страдают опухолями, ломотою в бедрах и подагрою и очень равнодушны к половым удовольствиям. Эти болезни есть и у скифов, и они более всех страдают половым бессилием [16] по вышеуказанным причинам и [еще потому], что они постоянно носят штаны и большую часть времени проводят на лошадях, так что даже рукою не дотрагиваются до половых частей, а под влиянием холода и усталости не испытывают сладострастных желаний и нисколько не возбуждаются до потери половой способности. Таково положение скифского племени.

Это интересно:  Новый 2016 год, под покровительством Огненной обезьяны.

IV, 20. Это (влияние жара на больной организм) похоже на то, что скифы делают из кобыльего молока [17]: влив молоко в деревянные сосуды, они встряхивают их; взбалтываемое [молоко] пенится и разделяется, причем жир, который они называют бутиром [18], по своей легкости отделяется [и поднимается] вверх, а тяжелая и плотная часть оседает вниз; ее отделяют и сушат; когда она сгустится и высохнет, ее называют «гиппакою» [19]; молочная сыворотка остается в середине.

[1] Если учесть, что летний восход солнца означает северо-восток ойкумены, то направо от него Азовское море может быть расположено только на карте (скорее всего ментальной) с югом наверху (ср. южноориентированную карту-схему ойкумены у Эфора).

[2] Обычай удлинения формы черепа зафиксирован археологически у некоторых народов Восточной Европы, в частности у сарматов и готов.

[5] Под этим названием подразумеваются степи между Дунаем и Северным Прикаспием.

[6] Ниже следует классическое описание образа жизни скифских кочевников, воспроизводившееся на протяжении всей античности и позже.

[7] Это уточнение, по мнению некоторых издателей, было внесено в текст позже. О приготовлении «гиппаки» см. ниже отрывок из другого произведения Гиппократова Корпуса «О болезнях».

[8] Дальнейший рассказ о влиянии климата на организм человека содержит много надуманного и схоластического.

[9] Ср. выше Her. IV, 114 о скифских женщинах, которые «не делают ничего (в войне и охоте. — Сост.). но, оставаясь в повозках, занимаются женским трудом, не выезжая на охоту и вообще никуда».

[10] Это место часто привлекается исследователями в дискуссии о существовании рабства в скифском обществе. Возможно, Псевдо-Гиппократ говорит о скифских рабынях-наложницах, о которых рассказывал и Геродот (см. выше Her. IV, 71).

[11] До Псевдо-Гиппократа об энареях рассказал, хотя и немного по-другому, Геродот (см. выше I, 105 и IV, 67-69).

[12] По Геродоту (IV, 67), энареи рассказывали, что пророческий дар им достался от Афродиты.

[13] В этих словах часто видят свидетельство имущественного неравенства в скифском обществе, что говорит о развитом институте частной собственности (см.: Хазанов 1975. С. 92).

[14] Аристотель считал, что эта болезнь была распространена среди скифских царей (Arist. Eth. Nic. VII, 7, 6; ср. Clem. Alex. Protrep. II, 24 о скифском царевиче Анахарсисе, который «сам сделался женоподобным в Элладе и стал учителем женской болезни для прочих скифов»).

[15] Возможно, это — свидетельство наличия у скифов обнищавших кочевников, потерявших возможность заниматься кочевым скотоводством, что бывает во всех кочевых обществах.

[16] Букв. «похожи на евнухов».

[17] О приготовлении молочных продуктов из молока кобылиц (возможно, кумыса) рассказывает также Геродот (IV, 2): «Выдоенное молоко скифы сливают в глубокие деревянные сосуды и, расставив вокруг сосудов слепцов, велят им взбалтывать молоко; поднимающиеся при этом на поверхность сливки снимаются и считаются более ценными, а остающееся внизу считается худшим сортом».

[18] Греч. , возможно, разновидность сыра.

[19] От греч. «лошадь». Гиппаку как пищу скифов упоминают также Эсхил (см. у Strabo, VII, 3, 7), Теопомп (см. у Hesych. s.v. «Hippake») и Теофраст (Hist, plant. IX, 13, 2). О молочной пище скифов см. подробнее: Гаврилюк 1987. С. 28-29.

О воздухах, водах и местностях

После Геродота другие авторы также использовали для описания Скифии сведения греков Северного Причерноморья, но ни один писатель не производил опрос столь же скрупулезно и методично. Лишь отдельные черты быта, природы и фауны страны освещались более детально, нежели у «отца истории».
Можно вкратце перечислить то, что известная нам литература V—IV вв. внесла нового по сравнению с Геродотовым описанием. Наиболее содержателен в этом плане трактат «О воздухах, водах и местностях», ошибочно приписанный Гиппократу. В сочинениях знаменитого врача к Скифии относится лишь описание способа приготовления гиппаки — особого вида сыра из кобыльего молока.118
В трактате псевдо-Гиппократа, написанном на рубеже V—IV вв., большое внимание уделено образу жизни и физиологии скифов. Автор подбирал из греческой литературы эмпирические доказательства к своему теоретическому положению о влиянии климата на физическое состояние человеческого организма и его функции. Он взял для примеров население Скифии, а также Египта и Ливии, как представителей двух климатических противоположностей. Экскурс о скифах занимает центральное место во второй части трактата, включая целых 6 глав.119
Климат Скифии описан в традициях античной литературы чересчур суровым: большую часть года там стоит зима, а лето короткое и не очень жаркое. Так как, по утверждению псевдо-Гиппократа, в Скифии времена года мало отличаются одно от другого, то и местные жители похожи друг на друга. Они зимой и летом носят одинаковую одежду, постоянно занимаются физическими упражнениями. Все это сказывается на плодовитости скифов, женщины которых часто бездетны, а мужчины болеют «женской болезнью», развитие которой связано с постоянной ездой на коне.
Образ жизни скифов описан в трактате по произведению, автор которого действительно наблюдал быт кочевников в Северном Причерноморье. Подробнее, чем в других источниках, здесь охарактеризовано жилище скифов: войлочные кибитки, поставленные в зависимости от размера на четырех- или шестиколесные повозки, в которые запрягают по две или три пары безрогих волов. Кибитки имеют два или три отделения, в них живут женщины и дети, а мужчины во время переходов едут верхом на лошадях. Едва научившись ходить, скифские дети садятся на коней. Скифы живут на одном месте, пока там хватает корма их скоту, а затем переходят на другое. Их пищу составляют вареное мясо, кобылье молоко и гиппака.

Это интересно:  Кленбутерол для похудения отзывы, как принимать

Влияние климата на физиологические особенности разных народов занимало не только автора рассмотренного трактата. Этой темы касался также Аристотель. Он считал, что из-за холодов скифы и вообще северные народы имеют прямые мягкие волосы, а зной в стране эфиопов способствует тому, что «волосы у них закручиваются» .120
Труды Аристотеля и Феофраста по естественным наукам полны разнообразных сведений, собранных греками во всей ойкумене, в том числе в Северном Причерноморье. Записи обоих философов содержат ценные сообщения как о дикой природе Скифии, так и о деятельности греческих колонистов, разводивших на своей новой родине привычные им растения и домашних животных.
«История растений» Феофраста оказалась в настоящее время главным письменным источником о садоводстве в Северном Причерноморье. Только из этого сочинения известно, что греки в районе Пантикапея успешно выращивали смоковницы и много сортов яблок и груш. Им также удалось развести гранаты, прикрывая их на зиму от холода.121 Страбон записал, что таким же способом на Боспоре защищали виноградные лозы; присыпанные землей, они не вымерзали зимой.122 Однако не все необходимые растения удалось акклиматизировать. Феофраст упомянул о неоднократных неудачных попытках вырастить лавр и мирт, хотя бы в небольших количествах, необходимых для священнодействий. Особняком стоит сообщение Феофраста о каком-то сладком сорте луковиц, которые выращивали жители Херсонеса Таврического для еды в сыром виде.123
Среди дикорастущих растений Скифии греки особо выделяли «скифский корень».124 Он до сих пор используется в медицине и известен сейчас под названием лакрицы, или солодки (glycyrrhiza). Греки делали из него лекарства, применявшиеся при астме и кашле, а в сочетании с медом корень солодки служил средством для заживления ран. Скифы использовали солодку для утоления жажды во время длительных переходов по степям.
Что касается домашних животных, то Аристотель и Феофраст уделили внимание лишь ослам и овцам. О том, что ослы, вывезенные из Средиземноморья, не выживали в холодном климате Северного Причерноморья, писал сначала Геродот, затем в «Истории животных» Аристотель.125 Археологические находки показывают, что позже в эллинистический период грекам удалось вывести породу ослов, переносивших суровый климат на северных берегах Понта: кости ослов обнаружены на всех крупных поселениях. Сообщения древних писателей об овцах сводятся к удивительному с точки зрения греков факту: в отличие от средиземноморских местные породы овец ели полынь.
О фауне Скифии сохранились столь же отрывочные сведения, как и о флоре. Вероятно, греческие купцы, чьи корабли ходили

и в Черное море, и в южное Средиземноморье, заметили, что журавли, «спасаясь от скифских холодов», улетают на зиму в Египет. Эти наблюдения записаны впервые у Геродота, затем у Аристотеля.126 Большое удивление у греков вызвал вид животного таранда (лося), подробно изображенного в книге «О чудесных слухах», приписываемой Аристотелю, а также в трактате Феофраста «О водах».127
У Геродота находится древнейшее описание бобров.128 В дальнейшем они постоянно привлекали внимание античных авторов. Выделение их мускусных желез применялось в медицине греков и римлян; бобровый мех местное население и греческие колонисты использовали для одежды, а обувь и шкуры понтийских бобров в античном мире считались облегчающими боли при подагре.129
В «Истории животных» Аристотель неоднократно обращался к животному миру Скифии.130 Таковы упомянутые выше журавли, волки у Меотийского озера, насекомое однодневка и кони скифов. Особое внимание он уделил рыбам, что неудивительно, так как рыба играла важную роль в питании греков. Поселившись в Северном Причерноморье, они сразу же занялись рыболовством и хорошо изучили фауну Черного и Азовского морей. Из крупных морских животных там водились только тюлени и дельфины, причем последние уступали по величине средиземноморским. Изобилие рыбы в Черном море греки объясняли сравнительной пресностью его воды, наличием большого количества пищи и отсутствием крупных хищников.
Суровый климат Скифии — постоянная тема античных писателей, обращавшихся к характеристике этой страны.131 Геродот писал, что там в течение восьми месяцев стоят нестерпимые холода, замерзают Боспор Киммерийский и море. Удивительным по сравнению с Грецией казалось отсутствие землетрясений. Аристотель тоже сообщал о величайших холодах, но отмечал и сильную жару летом, а Феофраст обратил внимание на вымерзание растений в районе Пантикапея.
Северное Причерноморье с многочисленными греческими колониями включалось в периплы — практические руководства по мореплаванию. Древнейший из сохранившихся «Перипл ойкумены» приписывался в античности Скилаку Кариандскому, известному мореходу VI в. Возможно, в основе этого перипла лежал труд Скилака, но он подвергся существенной переработке в IV в. Ведь в «Перипле» названы многие греческие колонии, возникшие после смерти Скилака. Например, Фурии и Гераклея в Италии основаны в середине V в., Амфиполь — в 437 г., а Тавромений — около 394 г.
В перипле побережье Скифии включено в описание Европы, которая отделяется от Азии рекой Танаисом, Меотидой и проливом Боспор Киммерийский. Пространство от Истра до Танаиса заселено

скифами, за исключением южной оконечности Таврики, где живут тавры. На западной границе Скифии обитают фракийцы, а на восточной — сарматы. Все это полностью согласуется с описанием населения восточноевропейских степей у Геродота и показывает, что общие представления об этнографии Северного Причерноморья в IV в. оставались теми же, какими были столетием раньше.
Реки Скифии представлены гораздо беднее, чем у Геродота. Их всего три: Истр на восточной, Танаис на западной границе Скифии и Тирас. Особенно удивляет отсутствие широко известных грекам Борисфена и Гипаниса, а также лежавшей у их слияния Ольвии. Но в целом города Северного Причерноморья перечислены в перипле гораздо полнее, чем у «отца истории», что объясняется целями этого сочинения — дать сведения о возможных стоянках корабля.
В земле тавров названа одна греческая колония — Херсонес. Это древнейшее упоминание о нем в сохранившейся античной литературе, равно как о Никонии, Офиусе и ряде городов Боспора. За исключением Херсонеса, все города Северного Причерноморья локализуются автором перипла в скифской земле, что полностью согласуется с прочими сообщениями античных писателей, начиная с Алкея. Крупные греческие поселения перечислены достаточно подробно с запада на восток: Никоний, Офиуса, Херсонес, Феодосия, Китей, Нимфей, Пантикапей и Мирмекий.
Следование корабля вдоль северных берегов Понта, как описано в перипле, было не полностью каботажным. От устья Истра суда брали прямой курс к южной оконечности Крымского полуострова, так что на этом отрезке путь вдвое сокращался.
Серьезное внимание Скифии уделялось в утраченных теперь исторических трудах Эфора и Феопомпа, однако они были написаны по литературным источникам, а не по собственным наблюдениям. Есть основание думать, что в объективности они уступали «отцу истории». Во «Всеобщей истории», известной сейчас только по ссылкам на нее других авторов, Эфор проводил широко распространенное в демократических кругах мнение, что в частной собственности заложена причина всех зол. Сторонники этой теории видели «золотой век» в древнейшем периоде жизни Эллады, а среди своих современников они считали скифов «счастливейшими из людей», так как те будто бы равны между собой и всем владеют сообща. Эфор приписывал скифам гармоничный образ жизни и ряд важнейших изобретений, таких, как гончарный круг и якорь; это было столь же далеко от действительности, как равенство всех скифов.
Таким образом, сочинения перечисленных авторов лишь немногим дополняют картину Скифии, нарисованную Геродотом.

Труды Гиппократа

Развитие медицины одной из Древних стран Средиземноморья — Греции связано с мифологией, таящейся в тысячелетней истории народов бассейна Эгейского моря. Вопросом религиозного врачевания интересовались многие ученые, связавшие науку и представления людей, чья родина связана с эпидаврийским оракулом Асклепияем и оропским оракулом Амфиараем.

Древняя страна имела несколько медицинских школ, отличавшихся своей философской идеей.

Кротонская медицинская школа достигла своего расцвета в VI в. до н. э. Ее основные достижения формулируются в следующих тезисах:

1. организм есть единство противоположностей,

2. здоровый организм есть результат равновесия противоположных сил,

3. противоположное излечивается противоположным.

Выдающимся представителем кротонской школы был философ и врач Алкмеон из Кротона. Он открыл перекрест зрительных нервов и слуховой канал, писал о головном мозге как органе познании и причине некоторых болезней.

Книдская медицинская школа:

1. заложила основы гуморального учения, согласно которому здоровье есть благоприятное смешение четырех жидкостей организма, а неблагоприятное их смешение — есть причине большинства болезней,

2. продолжая традиции вавилонских и египетских врачей, развивала учение о признаках болезней и диагностике.

Выдающимся представителем этой школы был Эврифон и Книда — современник Гиппократа, автор многих сочинений.

Косская медицинская школа — главная медицинская школа Древней Греции. Первые сведения о ней относятся к 584 г. до н. э., когда жрецы Дельфийского Оракула попросили Неброса с о. Кос и его сына Хрисоса прекратить моровую язву, свирепствовавшую в войске, осаждавшем г. Киррос. Оба врача без промедления откликнулись на эту просьбу и, как говорит предание, исполнили ее наилучшим образом: эпидемия была прекращена. Расцвет косcкой школы неразрывно связан с именем Гиппократа II Великого, который вошел в историю как Гиппократ. Косская медицинская школа:

1. рассматривала организм в тесной связи с окружающей природой,

2. разрабатывала принцип наблюдения и лечения у постели больного,

3. развивала основы врачебной этики.

1. История жизни «отца медицины»

Гиппократ родился на острове Кос за 460 лет до н. э. Цивилизация и язык этого колонизованного дорийцами острова были ионийскими. Гиппократ принадлежал к роду Асклепиадов — династии врачей, притязавшей на то, что она ведёт своё происхождение от Асклепия — бога медицины. Гиппократ был потомком бога в 18-м поколении.

Семья Асклепиадов, которую также именуют Косской школой, сохраняла в V веке до н. э. религиозные формы и обычаи; так, например, у них была принята клятва, тесно связывавшая учеников с учителем, с собратьями по профессии. Однако этот религиозный характер корпорации, если он и требовал условных норм поведения, ни в чём не ограничивал поисков истины, которые оставались строго научными. Первоначальное медицинское образование Гиппократ получил от отца — врача Гераклида. С целью научного усовершенствования в молодости Гиппократ много путешествовал и изучил медицину в разных странах по практике местных врачей и по обетным таблицам, которые вывешивались в стенах храмов Эскулапа.

2. Труды Гиппократа

Имя Гиппократа, подобно Гомеру, сделалось впоследствии собирательным именем, и многие сочинения из примерно семидесяти приписываемых ему, как выяснено в новейшее время, принадлежат другим авторам, преимущественно его сыновьям, врачам Фессалу и Дракону, и зятю Полибу. Гален признавал за Гиппократом подлинными 11, Галлер — 18, а Ковнер — несомненно подлинными только 8 сочинений из Гиппократова кодекса.

Это трактаты — «О ветрах», «О воздухах, водах и местностях», «Прогностика», «О диете при острых болезнях», первая и третья книги «Эпидемий», «Афоризмы» (первые четыре раздела), наконец — хирургические трактаты «О суставах» и «О переломах», являющиеся шедеврами «Сборника».

К этому списку главных работ нужно будет добавить несколько сочинений этического направления: «Клятва», «Закон», «О враче», «О благоприличном поведении», «Наставления», которые в конце V и начале IV века до нашей эры превратят научную медицину Гиппократа в медицинский гуманизм.

Наследство Гиппократа настолько велико, что известный издатель его сочинений Charterius потратил на составление и печатание его трудов 40 лет и все свое немалое состояние, исчисляемое в 50 тыс. лир. То же самое, хотя и в меньшем размере, сделал историк медицины земский врач Ковнер, оставивший три тома истории медицины, в которой более 400 страниц посвящено Гиппократу.

3. Представления о причинах болезни

Во времена Гиппократа верили, что болезни насылаются злыми духами или с помощью колдовства. Поэтому сам его подход к причинам болезней был новаторским. Он полагал, что болезни людям посылают не боги, они возникают по разным, причем вполне естественным, причинам.

Это интересно:  12 способов подтянуть мышцы живота после родов

Великая заслуга Гиппократа заключается в том, что он первый поставил медицину на научные основы, выведя ее из темного эмпиризма, и очистил от ложных философских теорий, зачастую противоречивших действительности, господствовавших над опытной, экспериментальной стороной дела. Смотря на медицину и философию как на две неразрывные науки, Гиппократ старался их и сочетать и разделить, определяя каждой свои границы.

Во всех литературных произведениях ярко высвечивается гениальная наблюдательность Гиппократа и логичность умозаключений. Все выводы его основаны на тщательных наблюдениях и строго проверенных фактах, из обобщения которых как бы сами собою вытекали и заключения. Точное предсказание течения и исхода болезни, основанное на изучении аналогичных случаев и примеров, составило Гиппократу при жизни широкую славу. Последователи учения Гиппократа образовали так называемую Косскую школу, которая очень долгое время процветала и определяла направление современной медицины.

Сочинения Гиппократа содержат наблюдения над распространением болезней в зависимости от внешних влияний атмосферы, времен года, ветра, воды и их результат — физиологические действия указанных влияний на здоровый организм человека. В этих же сочинениях приведены и данные по климатологии разных стран, в последнем более обстоятельно изучены метеорологические условия одной местности острова и зависимость болезни от этих условий. Вообще Гиппократ делит причины болезней на два класса:

1. общие вредные влияния со стороны климата, почвы, наследственности,

2. личные — условия жизни и труда, питания (диеты), возраст и пр.

Нормальное влияние на организм указанных условий вызывает и правильное смешение соков, что для него и есть здоровье.

В этих сочинениях в первую очередь поражает неутомимая жажда познания. Врач, прежде всего, приглядывается, и глаз у него острый. Он расспрашивает и делает заметки. Обширное собрание из семи книг «Эпидемий» представляет собой не что иное, как ряд заметок, сделанных врачом у изголовья больного. В них изложены случаи, обнаруженные в процессе врачебного обхода и еще не систематизированные. В этот текст нередко вкраплено какое-нибудь общее соображение, не касающееся изложенных рядом фактов, словно врач записал мимоходом одну из мыслей, которыми голова его занята беспрерывно.

Вот одна из этих пытливых мыслей коснулась вопроса о том, как надо осматривать больного, и тут же возникает окончательное, все открывающее, точное слово, показывающее гораздо больше, чем простое наблюдение, и рисующее нам метод мышления ученого: «Осмотр тела — целое дело: он требует знания, слуха, обоняния, осязания, языка, рассуждения».

А вот еще рассуждение об осмотре больного из первой книги «Эпидемий»:

«Что касается до всех тех обстоятельств при болезнях, на основании которых должно устанавливать диагноз, то все это узнаем из общей природы всех людей и собственной всякого человека, из болезни и из больного, из всего того, что предписывается, и из того, кто предписывает, ибо и от этого больные или лучше, или тяжелее себя чувствуют; кроме того, из общего и частного состояния небесных явлений и всякой страны, из привычки, из образа питания, из рода жизни, из возраста каждого больного, из речей больного, нравов, молчания, мыслей, сна, отсутствия сна, из сновидений, какие они и когда появляются, из подергиваний, из зуда, из слез, из пароксизмов, из извержений, из мочи, из мокроты, из рвоты.

Должно также смотреть на перемены в болезнях, из каких в какие происходят, и на отложения, ведущие к гибели или разрушению, далее — пот, озноб, похолодание тела, кашель, чиханье, икота, вдохи, отрыжки, ветры беззвучные или с шумом, истечения крови, геморрои. Исходя из всех этих признаков и того, что через них происходит, — следует вести исследование».

Следует отметить обширный круг требований. При осмотре врач принимает во внимание не только состояние больного в данный момент, но и прежние болезни и последствия, которые они могли оставить, он считается с образом жизни больного и климатом места обитания. Врач не забывает о том, что, поскольку больной такой же человек, как и все остальные, для его познания надо познать и других людей, он исследует его мысли. Даже «умолчания» больного служат для него указанием!

Нормальное влияние на организм указанных условий вызывает и правильное смешение соков — здоровье. Сочинение «Praenotiones s. Prognosticon» является доказательством замечательной наблюдательности Гиппократа и содержит длинный ряд признаков во время течения болезни, на основании которых можно делать благоприятное или неблагоприятное предсказание относительно исхода заболевания.

Гиппократ знал уже и тогда очень многие симптомы, являющиеся важными для прогноза и диагноза и в настоящее время, обстоятельно изучал характер выделений (мокрота, экскременты и пр.) при разных формах болезней и при исследовании больного пользовался уже такими приемами как постукивание, выслушивание, ощупывание, хотя, конечно, в самой примитивной форме. Строго наблюдая за течением болезней, Гиппократ придавал особенное значение различным периодам болезней, особенно лихорадочных, острых, устанавливая определенные дни для кризиса, перелома, болезни, когда организм, по его учению, сделает попытку освободиться от несваренных соков.

болезнь гиппократ медицина человек

4. Вклад в различные отрасли медицины

В других сочинениях Гиппократа — «О суставах» и «О переломах» подробно описываются операции и хирургические вмешательства. Из описаний Гиппократа явствует, что хирургия в глубокой древности находилась на очень высоком уровне, употреблялись инструменты и разные приемы перевязок, применяющиеся и в медицине нашего времени.

В сочинении «О диете при острых болезнях» Гиппократ положил начало рациональной диетологии и указал на необходимость питать больных, даже лихорадочных (что впоследствии было забыто), и с этой целью установил диеты применительно к формам болезней — острых, хронических, хирургических и т. д.

Он описал тяжелое заболевание, называемое в честь открывателя. «Маска Гиппократа» — описана Гиппократом как признак тяжелых заболеваний органов брюшной полости: запавшие глаза, заострившийся нос, синевато-бледная кожа, покрытая каплями холодного пота. Характерна при тяжелых заболеваниях органов брюшной полости, таких как перитонит, перфорация язвы желудка и двенадцатиперстной кишки и т. д.

5. «Гиппократов сборник»

Первый сборник сочинений древнегреческих врачей, «Гиппократов сборник», был составлен через много лет после смерти Гиппократа, в III в до н.э. Точно неизвестно, какая часть этих трудов принадлежит ученикам Гиппократа, какая — ему самому: по традиции того времени врачи не подписывали своих сочинений. Труды, в которых отражены медицинские представления греков, объединены именем Гиппократа. По свидетельству античных историков, «книги, написанные Гиппократом, всем соприкасающимся с врачебной наукой известны и ценятся как глас бога, а не как исходящие из уст человеческих».

Большинство исследователей считают, что самые выдающиеся работы «Гиппократова сборника» принадлежат самому Гиппократу. Назовем некоторые из них:

1. «Афоризмы» (от греч. «aphorismos» — законченная мысль). В них собраны наставления по лечению болезней. Начинаются «Афоризмы» известными словами:

«Жизнь коротка, путь искусства долог, удобный случай скоропреходящ, опыт обманчив, суждение трудно. Поэтому не только сам врач должен употреблять в дело все, что необходимо, но и больной, и окружающие, и все внешние обстоятельства должны способствовать врачу в его деятельности».

2. «Прогностика» (от греч. «prognosis» — предвидение, предсказание). В этом сочинении подробно описаны элементы, составляющие прогноз заболевания (наблюдение, осмотр и опрос больного), изложены основы наблюдения и лечения у постели больного.

3. «Эпидемии» (от греч. «epidemia» — повальная болезнь). Под словом «эпидемии» в древней Греции понимали не инфекционные, заразные заболевания, а такие, которые были широко распространены и особенно часто встречались в той или иной местности.

4. «О воздухах, водах и местностях». Это первое дошедшее до нас медицинское сочинение греков, в котором рассматриваются причины возникновения болезней в зависимости от конкретных свойств окружающей природы. Считалось, что место проживания человека (юг, восток, высокогорье, плодородная долина, болотистая местность и т.д.) определяют его характер и телосложение, а также склонность к определенным болезням.

6. «Клятва Гиппократа»

Первоначальный вариант был написан Гиппократом в V в. до н. э. на ионийском диалекте древнегреческого языка, передавался из поколения к поколению, из уст в уста.

С тех пор текст клятвы многократно переводился на новые языки, подвергался редактированию, существенно меняющим его смысл.

Сегодня в каждой стране существует «Клятва», которую приносят врачи после окончания обучения врачебному искусству. В Древней Греции она, с одной стороны, была гарантией высоких нравственных качеств врача, а с другой — обеспечивала содействие богов (Аполлона, Асклепия и его дочерей — Гигиеи и Панакеи) в случае необходимости наказания врача, нарушившего клятву:

«Клянусь Аполлоном врачом, Асклепием, Гигиеей и Панакеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать в его нуждах.

Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла. В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далёк от всего намеренного, несправедливого и пагубного.

Что бы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной. Мне, нерушимо выполняющему эту клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена; преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому».

7. Последние годы великого человека

Гиппократ при жизни познал высоты славы. Платон, который был моложе его на одно поколение, но его современником в широком смысле этого слова, сравнивая в одном из своих диалогов медицину с другими искусствами, проводит параллель между Гиппократом с Коса и самыми великими ваятелями его времени — Поликлетом из Аргоса и Фидием из Афин.

Умер Гиппократ около 370 года до нашей эры в Лариссе, в Фессалии, где ему и поставлен памятник.

Гиппократ не был «отцом медицины», которая в течение тысячелетий существовала до него, но он был главой выдающейся врачебной школы, олицетворявшей лучшие достижения древнегреческой медицины классического периода.

Ему принадлежат афоризмы, некоторые из них являются заповедями для каждого исцелителя тела и души:

«Исцеление — это дело времени, но иногда это также дело возможности»;

«Старики болеют меньше, чем молодые, но их болезни кончаются лишь вместе с жизнью»;

«Первая заповедь врача: не навреди»;

«Некоторые больные, несмотря на сознание обречённости, выздоравливают только потому, что уверены в мастерстве врача»;

«Врач — философ; ведь нет большой разницы между мудростью и медициной»;

«Во всякой болезни не терять присутствия духа и сохранять вкус к еде — хороший признак; противоположное — дурной».

Какое бы мы не выбрали направление во врачевании, мы, несомненно, будем помнить основной вклад этого великого человека.

1 Архангельский Г.В., О « Гиппократовом Сборнике » клиническая медицина.1991 г. № 3

2 Жебелевъ С. Религiозное врачеванiе въ Древней Грецiи С-Петербургъ 1893г.

3 http://bibliotekar.ru Марчукова С.М. Медицина в зеркале истории

5 Шойфет М.С. Сто великих врачей

6 Самин Д.К. 100 великих ученых

7 Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона

Статья написана по материалам сайтов: xn--80ahc0abogjs.com, www.ruistor.ru, www.sno.pro1.ru, studbooks.net.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий